Три года назад квартиру пенсионера Афанасия Никитича Солодовникова залило. Небольшой дождь нанес пенсионеру такой урон, как будто над домом пронеслась настоящая стихия. Причиной потопа стала кровля, которая по вине управляющей компании пришла в негодность. Стекая по стенам, вода испортила не только обои, но и откосы окон, паркет и плинтуса. Пенсионер неоднократно обращался к управляющей компании с требованиями о возмещении убытков. Однако все попытки оказались безуспешны. И тогда для защиты своих прав он обратился в Санкт-Петербургскую общественную организацию потребителей «Общественный контроль».

«Секретная» смета

В течение двух лет управляющая компания кормила Афанасия Никитича обещаниями, а он с супругой продолжал жить в квартире, которая, по сути, была непригодна для жилья.

Согласно п.2 ст. 162 Жилищного кодекса РФ управляющая организация обязана осуществлять обслуживание многоквартирного дома, в том числе ремонт общего имущества в доме. В соответствии с ч. 3 п. 1 ст. 36 Жилищного кодекса РФ крыша дома относится к общему имуществу собственников жилья. Афанасий Солодовников исправно оплачивал жилищно-коммунальные услуги, а управляющая организация, наоборот, не исполняла своих обязательств в полном объеме, что и привело к заливу квартиры.

Наконец, после настойчивых требований пенсионера из управляющей компании явилась комиссия, которая произвела оценку ущерба и предложила хозяину выбрать, что он пожелает: ремонт квартиры силами жилищников или денежную компенсацию в размере …20 тысяч рублей.

Невооруженным глазом было видно, что этих денег не хватит и на десятую часть ремонта, поэтому Афанасий Никитич пытался рассмотреть второй вариант и попросил смету на ремонт. Но в ответ услышал, что смета – закрытая информация, которая жильцам не предоставляется.

- Я работал в военно-промышленном комплексе и имел допуск к секретным документам, но никогда не думал, что не смогу получить его к смете на ремонт собственной квартиры, - горько шутит пенсионер, пришедший со своей проблемой в Санкт-Петербургскую общественную организацию потребителей «Общественный контроль».

Первый шаг, который необходимо было сделать пострадавшему, - независимая экспертиза. Она показала, что истинный ущерб составляет не 20 000 руб., а все 117 000 руб.! Результаты экспертизы не изменили позиции УК, которая не спешила компенсировать пенсионеру расходы на ремонт. Хотя, по словам Ильи Немерского, юриста «Общественного контроля», требования о возмещении убытков должны были быть удовлетворены в течение 10 дней после подачи письменного заявления (ст. 31 ФЗ №2300-1 от 07.02.1992 г. «О защите прав потребителей»).

- Нанесение ущерба собственности произошло вследствие некачественного оказания услуги. Возмещение убытков в таком случае предусмотрено Гражданским кодексом ст. 1095 и п.1 и ст. 29 ФЗ №2300-1 от 07.02.1992 г «О защите прав потребителей». А согласно п. 2 ст. 1096 ГК РФ расходы на восстановительный ремонт и проведение экспертизы должен возместить исполнитель услуги, то есть управляющая компания. Кроме того, потребитель имеет право требовать компенсацию морального вреда, ведь он почти три года жил в антисанитарных условиях. Поскольку часть квартиры принадлежала дочери Афанасия Никитича, мы оценили моральный вред в 50 тысяч рублей для каждого собственника этой квартиры.

С этими требованиями, составленными по заявлению Солодовникова, общественная организация обратилась в Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга, который 16 мая удовлетворил иск и постановил взыскать с управляющей компании в итоге 133 тысячи рублей, сократив моральный вред с пятидесяти до трех тысяч рублей. Эти деньги окупят затраты пенсионера и покроют его расходы на ремонт квартиры.

- В соответствии с п. 6 ст.13 закона «О защите прав потребителей» с ответчика в пользу потребителя также суд должен был взыскать штраф в размере 50% от суммы выигранного иска, так как Управляющая компания не отреагировала на результаты экспертизы и отказалась в досудебном порядке урегулировать спор, - продолжает Илья Немерский. – Однако суд не вынес такого решения, и мы будем это обжаловать.

Афанасий Солодовников с помощью общественной организации потребителей добился справедливости. Но промедлив еще несколько месяцев с обращением в суд, он мог оказаться у разбитого корыта.  Ведь срок исковой давности составляет три года с момента нарушения прав потребителя. Солодовников ждал больше двух лет, хотя видел, что управляющая компания не собирается удовлетворять его требования. 

Мы в социальных сетях

Яндекс.Метрика